О сайте    О компании    Тренинги    Работа 2.0    Все статьи    ТМ-книга    Поиск    Контакты   

+7 916 118 19 77     
+7 919 764 60 72     


События

Ближайшие открытые семинары:


17-18 марта 2017 г.,
Мастер-класс Глеба Архангельского «Эффективный бизнесмен»
Получите программу и специальную цену: www.tminvest.ru


21-22 февраля 2017 г., г. Москва, Бизнес-курс «Тайм-менеджмент: метод Глеба Архангельского»

24 марта 2017 г., г. Москва, Семинар-тренинг «Управление энергией»

8 апреля 2017 г., г. Москва, Тренинг «Тайм-менеджмент для детей (8-15 лет)»

Календарь семинаров на II полугодие 2016 года

Информация

Департамент информатизации ОАО РАО «ЕЭС России» благодарит компанию «Организация Времени» за успешно осуществленный проект внедрения тайм-менеджмента на базе Microsoft Outlook. Сотрудники и руководство Департамента отмечают более эффективное использование рабочего времени, за счет применения контекстного планирования... Прочитать...>>

Публикации

21.04.08 Погорелов Юрий. Хроники хронометража
Выявленные недостатки использования времени являются повсеместными, и люди их в большинстве случаев не стремятся замечать.
 

Полезно


Хотите найти быстро?
 Если Вы хотите быстро найти необходимый вам материал, то система поиска по ключевым словам для вас. Система поиска снабжена инструкцией для более эффективной работы.
Поиск по сайту...>>



Глеб Архангельский

Апология усилия

Рецензия на книгу: М. и С. Дяченко. Пандем. М.: Эксмо, 2003.

Версия для печати – zip word 15K

 

На тайм-менеджерском семинаре в очень креативной и эмоциональной организации обсуждалась тема «творческой лени» и «здорового пофигизма». Меня спросили – «Каков, на ваш взгляд, нормальный процент творческой лени в деятельности? У меня, например, 80% – это хорошо или плохо?»

В этом вопросе, как в капле воды, отражается достаточно важная проблема, относящаяся к мировоззренческой ступени лестницы тайм-менеджмента. Вкратце я бы сформулировал эту проблему так: если существует некая «идеальная» модель организации времени жизни человека, какое место в этой модели должны занимать усилие, напряжение, трудности, проблемы, и т.п.?

В первой части рецензии обсудим эту тему рационально, в следующих посмотрим, как ее решают эмоционально-художественными средствами «живые классики» Марина и Сергей Дяченко в жанре фантастического романа.

«...Цель и смысл нашей жизни – праздник и удовольствие каждый день…»

Вынесенная в заголовок фраза вычитана где-то в интернете и прекрасно отражает дух постиндустриальных времен, с их всеобъемлющим культом расслабления, развлечения и псевдо-свободы, примитивно понимаемой как отказ от максимально возможного количества ограничений. Авторы «Фанки-бизнеса» достаточно проницательно сформулировали итоговое состояние такой системы: «У людей будет два основных занятия – ходить по магазинам и трахаться». Есть, конечно, более благородные варианты, типа «Построй свое дело так, чтобы трудиться два часа в день, а остальное время – размышлять о возвышенном». Но и в этих «возвышенных» вариантах все равно что-то настораживает.

Обдумывая, что именно настораживает, понял: предлагают откат в биологическое, растительное существование, фактически – отказ человека от наиболее «человеческих» составляющих его существа. «Человека создал труд» – мудрая мысль, если отделить ее от контекста дарвинизма. Труд, усилие, напряжение – пожалуй, единственно возможный инструмент «роста над собой», превращения себя в Человека с большой буквы.

Естественно, слово «труд» здесь следует понимать вдумчиво. Человек-амеба, не имеющий целей, вся жизнь которого сводится к реакции на внешние и внутренние раздражители, не «трудится» за конвейером, даже если выходит из цеха усталым. Просто амеба на некоторое время была помещена в неблагоприятные условия и слегка истощила свои мембраны с вакуолями. И наоборот, аскет-пустынник, весь день проведший на внешний взгляд пассивно, мог проделать большую работу в молитве и очищении помыслов. Он несомненно трудился, и несомненно сделал шаг в своем развитии как человека.

Итак, под «трудом» и «усилием» мы будем понимать труд и усилие осмысленные. Теперь вернемся к вопросу, с которого начата рецензия – вопросу об «оптимальной доле усилия в жизни».

Безусловно, этот вопрос непосредственно связан с мировоззренческими основаниями картины мира человека, проще говоря – с его взглядами на смысл и цель жизни. Но я попробую дать свою версию ответа без привязки к конкретным философским или религиозным системам.

Оттолкнусь от трудно формализуемого, но достаточно инструментального в организации времени и жизни понятия – «гармония мироздания». Если предположить, что она есть, то для каждого человека можно условно наметить некий «максимально достижимый уровень развития» – исходя из, как говорят в математике, «начальных» и «граничных» условий, общих закономерностей развития людей и процессов, и т.п. Естественно, это не жесткая предопределенность – скорее некий потенциальный уровень, которого можно достигнуть, приложив к тому соответствующие усилия.

В такой картине мира вопрос об оптимальной доле усилия решается почти автоматически. Необходима гармония усилий и свободного, вольного, «в свое удовольствие» движения. Условно говоря, если 80% вашей деятельности – «напряг», можно предположить, что вы не на своем месте в общей гармонии мироздания, и стоит задуматься о смене сферы деятельности. Если же, наоборот, 80% всех ваших действий осуществляется без усилий – вы, скорее всего, не достигаете того уровня, которого в принципе могли бы достигнуть. Не «дожимаете» себя до того максимума, который задан вашими начальными и граничными условиями.

И то, и другое – явные перекосы в гармонии мироздания. Оптимум, возможно, где-то посередине, в золотом сечении, т.е. 40:60 или 60:40. Один из ориентиров в этом плане задан природой в виде средней продолжительности сна около 1/3 суток. Любопытно, что проанализировав свой хронометраж за прошедший год, я обнаружил сходную закономерность – время «высшей категории сложности» составляет около 1/3 общего рабочего времени (4 из 12-ти рабочих часов в среднем по рабочим дням; рабочие дни расчитаны исходя из двух выходных в неделю и четырех недель отпуска в год). Скорее всего, в количественном отношении такого рода пропорции в личной работе должны быть достаточно стабильны – меняется лишь «насыщенность» времени (то, что раньше относилось к времени высокой категории сложности, может перейти в более «легкую» категорию). При этом и для усилия, и для свободного движения есть свои «кайросы», оптимальное распределение нагрузки по времени, но это уже отдельный разговор.

Это была «сухая теория». Теперь – эмоции от Дяченко, которые, собственно говоря, натолкнули на формулирование теории.

«…Человек – это усилие…»

«… Усилие, – сказал Быстов. – Человек – это усилие… Жизнь. Наибольшее усилие, на которое человек способен, – цена ему, человеку. Через «не могу»…»

Читать Дяченко непросто, это само по себе требует определенного усилия. В качестве легкого чтива для отдыха вряд ли подойдет. «Пандем» – художественная книга из тех, которые у Любищева в хронометраже шли по первой категории качества расходов времени. Литературное мастерство авторов, как всегда, на высоте – и как обычно, высока концентрация мыслей и нетривиальных эмоционально-духовных ходов на единицу площади.

Сюжет построен на прекрасно сработавшей еще в Армагед-Доме «небольшой коррективе» в наш вполне нормальный мир начала XXI века. У человечества появляется Пандем (видимо, от слова «пандемия») – некая сверхличность, обладающая всеми знаниями и опытом человечества, и как следствие – сверхвозможностями в материальном мире. Сверхличность, владеющая всеми представлениями человека о добром, должном, этичном, – и начинающая воплощать эти представления в жизнь.

При этом – никакого грубого прогрессорства в духе ранних Стругацких. Пандем чрезвычайно, скажем так, деликатен. Не вторгается, не перекраивает, ничего не навязывает, к людям, которые не хотят с ним общаться, не обращается.

Начинает Пандем с достаточно простых и «самопонятных» вещей – недопустимости причинения вреда другому человеку, невозможности погибнуть в несчастном случае или от смертельной болезни. У человечества появляется мудрый, добрый и заботливый родитель, отводящий руки ребенка от горячей сковородки и не дающий ему бить ведерком соседа по песочнице. Мир после прихода Пандема становится заметно лучше – люди живут долго и счастливо, не тратя время жизни на примитивную борьбу за существование, самореализуясь в науках и искусствах. Идиллия, мечта авторов утопий.

Дальше разворачивается чрезвычайно интересная в литературном отношении теодицея, т.е. «оправдание Бога». Поясним этот термин для мало знакомых с религиозной философией. Одна из ключевых тем богословия – вопрос о том, как сочетаются всемогущество и благость Бога с существованием зла, смерти, страдания в созданном Им мире. А следовательно, заметим – с необходимостью напряжения, усилия и труда в жизни человека.

В блестящем литературном эксперименте Дяченко эта проблема, вот уже несколько тысяч лет неизменно возникающая перед любым философом, мыслящим чуть выше приземленной рациональности, решается авторами «хронологически», эволюционно. Происходит очень любопытная «развертка» всех основных составляющих проблемы на сюжетную линию романа. К необходимости «допущения зла» Пандем приходит постепенно, пытаясь предотвратить инфантилизацию человека и человечества, которым очень уютно под его почти всемогущим надзором, устранившим голод, болезни, насилие и прочие неприятности.

Выстраивая для человека пространство свободы, где он мог бы предпринимать самостоятельные усилия и делать свободный выбор, оставаясь человеком и возрастая как человек, Пандем сначала вынужден допустить смерть.

«…Ларс Петерссон был беспандемным вот уже полтора года… Не разговаривал с Пандемом, не принимал от него советов и не ждал помощи; впрочем, главная фишка заключалась не в этом.

Вот уже полтора года Ларс был смертен. Всякий раз, обнимая свою великолепную Лил, Ларс думал, что это может быть последняя их ночь; всякий раз, заводя мотор или поднимая парус, он знал, что может слететь с моста, или размазаться по скале, или взорваться, или утонуть – и исчезнуть навсегда.

Он был самым счастливым человеком на всем побережье…»

Следующий шаг – оказывается, чтобы человечество не деградировало и развивалось, ему совершенно необходимо страдание, вплоть до специальных уроков в школах. Дальше больше – чтобы люди оставались свободными и ответственными, нужно «богоборчество» («Пандему нужно, чтобы они против него восставали!») После Пандема становится более понятной завершающая одну из самых «бунтарских» библейских книг похвала Господа Иову после завершения их спора. «Сказал Господь Елифазу Феманитянину: горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов». Осмысленный бунт оказывается более угодным Господу (и Пандему), чем неосмысленная покорность. Да и как не взбунтоваться? Вот что говорит сам Пандем:

«…Я, любящий его, колю его иголками и тычу носом в дерьмо… Чтобы он, скотина, развивался сознательно и творил свободно.

– Я не верю, что нету других путей.

– Нету. Биология человека, физиология, психология – все это «заточено» под мир, полный боли. Преодолевая боль, человеческое существо может подняться до пес знает каких высот – высот духа, разумеется…

– Ты не убедил меня, – начал Ким. – Не убедил, что все твое развитие-творчество – такая уж ценность. Ценнее счастья.

– Елки-палки, – тихо и как-то жалобно сказал Пандем. – Ну конечно… Мир счастливых кукол. Хоть сейчас…»

Заканчивается «Пандем» вопросами «достоевскими» – «можно ли допустить гибель девочки ради вразумления этих двух великовозрастных болванов», и «дон-руматовскими» – «Тогда оставь нас, Господи, идти своим путем. – Не могу, ибо люблю вас». Четких ответов, как обычно для Дяченко и вообще хорошей литературы, нет. Есть сильные образы, помогающие приблизиться к пониманию.

«…Успех – это когда ты можешь изменить мир …»

Вернемся к организации времени жизни. Мы рассмотрели две темы – «снизу» усилия человека, «сверху» – оправдание стратегии почти всемогущего Пандема, всем ходом обстоятельств и их осмысления вынужденного уменьшать легкость и беспечность существования людей, им же самим вначале созданную. На пересечении этих двух сюжетных линий, линии человека и линии мира, в котором проявляются его усилия, возникает «тайм-менеджерская» тема успеха.

«…– Я был хорошим министром. При мне отрасль наконец-то заработала… Это значит, что на заводы пришли люди, и что они делали комбайны, трактора, горнодобывающие машины, экскаваторы… и что за эти машины потом было кому платить…

Мне не для чего жить, – пробормотал старик. – Я всю жизнь работал. Я шел к своему успеху, как альпинист к вершине… Потом все горы исчезли, я стою на равнине, мне все равно, куда идти.

– Успех – это когда о вас все знают? – спросил Виталька. – Вот у меня есть тетя Александра, она искусствовед, и она говорит…

– Искусство здесь ни при чем, – оборвал его старик. – Вертеться среди поклонников – это не успех… Успех – это когда ты можешь изменить мир. Хоть чуть-чуть. Именно ты, своей волей. Успех – это власть, если хочешь знать… Самым большим успехом в нашем мире пользуется знаешь кто? Пандем. Он уже изменил мир до неузнаваемости и еще изменит. Он владеет всеми нами, его воля – верховная…»

Выходящее за границы возможного усилие, «рост над собой» – необходимое условие успеха в том смысле, который здесь предложен. Успеха не как подгонки себя под кем-то извне определенные параметры (количество ноликов на счете, длина автомобиля, частота появления на телевизионном экране…), но как изменения мира человеком по своим критериям; в том направлении, которое сам человек считает достойным.

Чтобы достичь такого успеха, необходимо вырабатывать в себе вкус к «росту над собой», к усилию, каждый раз несколько превышающему текущие возможности. «Пандем» помогает в этом, предлагая «распробовать» вкус усилия и преодоления с разных сторон, через разные ситуации, разных героев, разные проблемы.

Вырабатывать вкус к напряженному усилию так же непросто, как к хорошей музыке или литературе. Думаю, этот вкус редко кому дается от рождения. Но «игра стоит свеч». Удовлетворение жизнью, ее насыщенность и наполненность смыслом, которые дает преодоление себя, многократно превосходят любое из удовольствий «общества расслабления». Только напряженное усилие дает почувствовать, что такое настоящий успех и настоящее развитие. В конечном итоге – что такое настоящая жизнь.


© Глеб Архангельский, 2004. Контакт: info@improvement.ru
Адрес документа на сайте Improvement.ru: http://www.improvement.ru/review/pandem/
Допускается без дополнительного согласования с автором публикация в бесплатных интернет-изданиях, при сохранении целостности текста, включая настоящее уведомление, и работающих гиперссылок. Публикация в платных интернет-изданиях и бумажных СМИ требует согласования с автором.


Читайте также:

Самопрезентация автора

Андрей Томилин Привычка побеждать

Глеб Архангельский Персональное оперативное управление

Ольга Стрелкова Рецензия на «Алхимик» П.Коэльо

Обсуждение на форуме: Вкус к «росту над собой»

 

Обсудить на форуме...>>

Узнать еще больше о тайм-менеджменте Вы сможете из книг Глеба Архангельского. Заказать БЕСПЛАТНО!


Rambler's Top100

О сайте О компании Школа Работа 2.0 Все статьи Карта Поиск Контакты

© 2000 - 2012 Архангельский Г.А.

Правовая информация