О сайте    О компании    Тренинги    Работа 2.0    Все статьи    ТМ-книга    Поиск    Контакты   

+7 916 118 19 77     
+7 919 764 60 72     


События

Ближайшие открытые семинары:


15 декабря 2016 г. - 9 февраля 2017, Онлайн курс Глеба Архангельского

10-11 февраля 2016 г.,
Мастер-класс Глеба Архангельского «Эффективный бизнесмен»
Получите программу и специальную цену: www.tminvest.ru

21-22 февраля 2017 г., г. Москва, Бизнес-курс «Тайм-менеджмент: метод Глеба Архангельского»

24 марта 2017 г., г. Москва, Семинар-тренинг «Управление энергией»

8 апреля 2017 г., г. Москва, Тренинг «Тайм-менеджмент для детей (8-15 лет)»

Календарь семинаров на II полугодие 2016 года

Информация

Департамент информатизации ОАО РАО «ЕЭС России» благодарит компанию «Организация Времени» за успешно осуществленный проект внедрения тайм-менеджмента на базе Microsoft Outlook. Сотрудники и руководство Департамента отмечают более эффективное использование рабочего времени, за счет применения контекстного планирования... Прочитать...>>

Публикации

07.07.08 Петр Садыков. Маленький блокнот и Большой План.
Примеры, упражнения и аналогии, которые применяются на ТМ тренингах.
 

Полезно


Все что вам нужно! Полный аннотированный каталог материалов сайта содержит краткое пояснение содержания материалов и ссылки на архивные версии для чтения оффлайн.
Каталог...>>



Глеб Архангельский

Время, вперед!

Интервью с ведущим экспертом России Глебом Архангельским.

Время — категория исчислимая. Но его нельзя складывать или приумножать: время только отнимается и разменивается. Как песок сквозь пальцы, оно проходит сквозь нас, унося в вечность плоды наших трудов и упущенные возможности. О времени как ресурсе, как измерении и как о поле возможностей мы беседуем с Глебом Архангельским, основателем сообщества людей, умеющих ценить свое время, активным популяризатором одной из перспективных техник самоорганизации — time-management’а.

Как ты тратишь время — так ты тратишь и свою жизнь

— Глеб, почему одни люди умеют организовывать свое время, а у других ничего не получается?

— Кому-то, наверное, от природы немножко больше дано. Есть различные психологические теории на эту тему: существует структурированный тип личности, спонтанный тип личности и так далее. Я не могу объяснить, где генетические причины неорганизованности, а где социальные (то есть много зависит и от того, в каком обществе человек рос и воспитывался). Для меня скорее интересен другой вопрос: как помочь человеку реализовать в работе со временем те природные склонности, которые у него были (либо восполнить те, которых у него не было), и использовать те образовательные навыки, которые он получил (либо наверстать то, чего он не получил). Как научить его обращаться со временем правильно независимо от того, был ли у него подходящий опыт, правильное образование, воспитание, располагающая к этому генетика? Почему для меня это важно?
На защите диссертации один из профессоров — членов ученого совета — спросил меня: «А как быть с генетической непредрасположенностью к организации времени? Я, например, генетически не предрасположен к этому» (очень творческий человек был этот профессор). Я на это ответил, что у меня есть рабочая гипотеза: поскольку время — это самый ценный, невосполнимый и невозобновляемый ресурс, который, собственно, эквивалентен нашей жизни, значит, как ты тратишь время — так ты тратишь и свою жизнь. Ты можешь сколько угодно декларировать, что для тебя ценно в жизни, но если ты на это не тратишь время, то эта декларация пуста.
Бюджет твоего времени — это реальное, объективно проверяемое фактологическое подтверждение твоих жизненных ценностей. И поскольку это суперважный ресурс — а для верующего человека это несомненно так (здесь вспоминаем притчу о талантах), — то я не склонен предположить, что, даровав нам этот талант, Бог не дал каждому человеку и способности им распоряжаться. Кому-то в большей степени, кому-то в меньшей. Например, кому-то дано искусство публичных выступлений с детства: человек свободно общается, выступает, ему это легко; а кому-то не дано. Но это не значит, что его нельзя развить. Есть тренинги, есть упражнения — миллион способов научиться это делать. То же самое с организацией времени. Кому-то с детства легче, кому-то — труднее, но я считаю, что у того, кому это не дано, есть все шансы это развить, просто немножко сложнее, дольше и не так очевидно.

— Поскольку все-таки некоторые из нас неорганизованны…

— Я бы сказал: многие из нас неорганизованны.

— …многие неорганизованны, то почему происходит разделение? Ведь талант действительно дается. В какой момент мы упускаем из виду этот фактор? И, с другой стороны, что препятствует развитию умения ценить время, чувствовать время и развиваться, собственно, в том направлении, в котором хочется?

— Во-первых, налицо, русское самозомбирование на тему нашей неорганизованности. Лет восемь назад мы начинали продвигать тайм-менеджмент в России. Собственно, даже не продвигать, а напоминать об этой теме. У меня в коллекции первый ежедневник 1851-го года издания (коллекция ежедневников у меня достаточно большая). Тема была вполне известная, люди этим пользовались, и никого не удивляло, что в начале ХХ века существовали ежедневник бухгалтера или ежедневник петербургского интеллигента, где были расписаны всякие выставки, театры и прочее — у меня есть такие.
Однако на сегодняшний день по ряду причин (возможно, потому, что прервалась советская традиция организации труда, распределения времени) многие очень любят заниматься самозомбированием: мол, мы, русские, — неорганизованные, у нас широкая душа, особо возвышенные отношения с реальностью, со временем в частности, поэтому мы организовывать неспособны. Но ведь, с другой стороны, вот ежедневник 1855-го года, а вот ракету в космос запустили, а вот мосты строили лучше всех, а вот еще что-то. Без организации времени ничего этого не было бы.
Меня в свое время в Ижевске, в музее Калашникова, потрясли протоколы планов испытания автоматов. Я смотрел не столько на автоматы, сколько на планы: четко, конкретно, ориентировано на результат, со сроками, очень внятно. Действительно видно, почему сделан лучший в мире автомат: потому что хорошо и правильно планировали инженерную и производственную деятельность.
Надо отметить, что за последние восемь лет отношение к пресловутой «русской неорганизованности» немножко изменилось. Восемь лет назад, когда я говорил в телеэфирах, что нужно «управлять временем», ведущие сразу кричали: «Каак?! Но русский человек не может!!!». А сейчас бывают обратные ситуации. Говорю о том, что можно планировать более гибко, важно не зацикливаться, а в ответ слышу: «Как?!! Но ведь нужно же планировать!» То есть некий сдвиг я наблюдаю. А это не может не радовать.

Базовые навыки

Вторая вещь, которая мешает человеку быть организованным, — это то, что у нас, к сожалению, совершенно нет культуры обучения навыкам распоряжения собственным временем. В советское время был комсомол, по инициативе которого издавались книжки по технике личной работы, по организации. Из комсомола действительно выходили хорошие потенциальные администраторы с управленческими и организационными задатками, навыками и качествами. В Штатах дети, начиная буквально с младших классов школы, мыслят в формах проектов и планов. Например, организуется школьное мероприятие — уже появляются цели, планы, сроки, и люди привыкают к тому, что действительно можно организовывать, управлять реальностью, а не плыть по течению.

У нас подобной традиции нет. Однако сейчас мы пытаемся перенести в вузы свои наработки в области тайм-менеджмента, сделанные в бизнес-среде (полтора года назад в Финансово-промышленной академии открыли кафедру тайм-менеджмента). Буквально месяц назад вышел вузовский учебник по тайм-менеджменту. Я даю достаточно много мастер-классов в различных вузах: в ГУ-ВШЭ, МГУ, в Школе бизнеса, МГИМО, Академии народного хозяйства. Но это, скажем так, наша стихийная деятельность. Да, мы прививаем культуру тайм-менеджмента и в студенческих группах, и в программах МВА, проводим тематические мастер-классы, но официально в образовательных стандартах и в культуре по-прежнему ничего нет: людям дают огромное количество профессиональных навыков, но не учат методам организации. Хотя позитивные подвижки есть. Например, компания «Базовый элемент», занявшись такой стратегической отраслью, как атомная энергетика, взяла «под свое крыло» кафедры и факультеты, занимающиеся подготовкой таких специалистов. В связи с этим нашей кафедре тайм-менеджмента заказали разработку курса и учебника, который содержал бы материал, касающийся именно организационных навыков планирования времени, переговоров, презентаций. Они осознали проблему: людей очень хорошо учат профессиональным вещам - физике, математике, атомной энергетике, чему-то еще, - но их совершенно не учат тому, что они будут делать непрерывно, если захотят быть успешными в бизнесе: общаться, вести переговоры, планировать, ставить цели. Так что первые ласточки, предвестники внедрения культуры организации времени в образовательный процесс у нас уже есть. Думаю, лет 10-15 - и эти курсы станут достаточно признанными, общеизвестными и даже привычными.

Обратная сторона циферблата

— Продолжим тему особенностей национального отношения ко времени. Естественно, попадая в другую культурную среду, мы замечаем, что, например, некоторые успевают выполнить работу к сроку, но делают это, скажем так, не спеша. Немцы же, наоборот, славятся своей дисциплинированностью, точностью, скрупулезностью, педантичностью, более тщательным отношением к деталям.

— А киприоты вообще никогда не напрягаются.

— Как бы Вы охарактеризовали российскую манеру обращаться со временем — исторически сложившуюся традиционную и современную?

— Сейчас можно наблюдать очень большое разнообразие подходов людей к категории «время». И различия уже в большей степени зависят они не от страны, а от организации. Есть культуры и организации очень структурированные, эффективные, очень планомерные. Есть культуры авральные, есть откровенно рыхлые, особенно в старых учреждениях, которые не обновились и остались в советских традициях. Если говорить о национальном архетипе в связи со временем, я бы сказал, что мы, русские, — конечно, авральщики. То есть совершить героический подвиг всей страной — это хлебом не корми, только когда уже приперло и иначе невозможно.
Вчера по телевизору смотрел любопытную передачу «Имя — Россия»; обсуждали Александра Невского. Идея была такая: где у нас герои мирного времени? Таких героев, как Александр Невский, Сталин, Жуков, Петр Первый — тех, кто пытался вытягивать из полного болота, — много. А в мирное время, когда всё хорошо, почему-то незаметны те люди, кто стремится сделать так, чтобы стало не хуже, а ещё лучше. Мы их не замечаем, хотя такие герои у нас, конечно же, есть.
Это первый национальный архетип — архетип аврала. Наверное, он существует потому, что мы действительно много воевали, у нас в крови военная мобилизация. Второе объяснение связано с тем, что из двенадцати месяцев в году крестьянин три месяца предельно напряжён (спит три часа в сутки), а девять месяцев лежит на печи и отдыхает. И третье, я думаю, — безграничные просторы.
Обратите внимание: японцы, у которых фантастически мало земли, колоссально организованы в вопросах пространства. Знаменитые рассказы: постелил циновочку — у тебя спальня, убрал циновочку — у тебя уже гостиная. Физически невозможно иначе: страна такая. Если есть рисовое поле, то ухаживают за каждой рисинкой, потому что поле — квадратный метр, с которого надо жить. И относительно времени всё очень планомерно, организованно — на мой взгляд, часто зашкаливает. У них действительно организационные процессы часто избыточны, бюрократизированы.
У нас же — поле широкое. Пространство и ресурсы никто никогда не считал. А когда ты не приучен считать ресурсы, как японцы измеряют свою площадь и свой рис, ты не приучен распределять и время: кажется, что оно бесконечно. Это и есть третий фактор, который оказал влияние на наш национальный архетип. Становится понятно, кто и в чем силен и почему среди наших национальных героев полководцев больше, чем изобретателей. В ситуации столкновений, авралов и сверхзадач мы действительно сильны. Я не знаю другого народа, который был бы способен так мобилизовываться.
Но надо понимать и свою слабость: мы очень плохо способны к регулярным вещам, рутинным и скучным. Самое сложное — это делать скучное, то, что надо делать. И в этом надо себя подтягивать. Надо этому учиться, читать жизнеописания великих людей. Чайковский писал: «Каждый день, жарко ли мне или холодно, болею ли я или здоров, но я шесть часов пишу музыку». Насколько я помню, у него было строго определенное время дня для работы. Гоголь писал: «Если мне не пишется, я сажусь и пишу 40 раз: мне сегодня не пишется». Приучение себя к рутинной работе — это очень скучно при нашем российском темпераменте, но без этого мы не станем успешными.

Родные цели

— А как мотивировать себя на ежедневную рутину?

— Есть мировоззренческий пласт этого вопроса, есть технический. Техник существует много, а мировоззренческая суть вопроса в следующем. В тайм-менеджменте есть такое понятие — родные цели и цели навязанные. Родные цели — это то, что соответствует жизненным ценностям человека, устремлениям его личности — в христианских терминах, наверное, призванию. Делаешь ли ты то, к чему призван, или нет? И если то, чем ты занимаешься ежедневно, не соответствует родным для тебя целям, то мотивации взяться, в общем, неоткуда.
Можно себя сколько угодно заставлять. Но если объективно тебе дан талант общаться с людьми, а ты сидишь, бумажки заполняешь, — почему ты их заполняешь? Потому что у тебя мама юрист, папа юрист, дедушка юрист, и тебе тоже сказали: ты должен быть юристом, вот ты и сидишь помощником нотариуса. С этим надо что-то делать.
Навязанных целей может быть очень много: кем ты должен работать, какое образование должен получить, какой длины машину ты должен купить — если говорить о современных стереотипах. Или в каком платочке да с каким потухшим взором ты должна ходить, если ты считаешь себя человеком высокодуховным. Это обратная сторона медали — иметь цель быть зело православными. Тоже тоска смертная, и для человека из этого ничего хорошего не получится. Это мировоззренческий аспект.
Есть чисто технический аспект: в тайм-менеджменте разработано множество приемов. Например, простой прием, который называется «каждое утро съедать одну лягушку». Выполняется какое-то маленькое, неприятное, эмоционально сложное дело — небольшой подвиг с утра. И ты понимаешь, что у тебя «лягушки» уже введены в определенный ритм, ты их съедаешь каждый день. После этого многие большие проекты движутся гораздо эффективнее. Это пласт технический. Когда расчищен и понятен мировоззренческий пласт, несомненно, останутся неприятные задачи, от них никуда не денешься.
Я шучу так: путь к родным целям обязательно вымощен «лягушками». Так мироздание, наверное, устроено, что ты не можешь радостно, только с удовольствием и без усилий идти туда, куда ты должен идти. Ты всё равно преодолеваешь какие-то препятствия, трудности. Дальше уже техника: как слонов нарезать на бифштексы, как лягушек съедать каждое утро. Этими техниками можно пользоваться: они помогают, грамотно рабочий день организовывают.

— Где та золотая середина, когда человек может повысить эффективность своей деятельности, не превращаясь в запрограммированного робота?

— Я, знаете ли, люблю сравнивать тайм-менеджмент со здоровым образом жизни. В принципе понятно, что полезно и логично: бассейн, спортзал, прогулка, пробежка, диета, разумный режим жизни. Можно ли этим себя перемучить, испортить себе здоровье и даже психику? Да, вполне. Есть люди, которые так зациклены на диете или фитнесе, что кроме этого ни о чем не могут говорить. Есть люди, которые перетренировались, подорвали здоровье. Да, это возможно, никуда от этого не денешься. Можно ли, не занимаясь фитнесом, жить в свое удовольствие, стать толстым, жирным, больным и умереть в 40 лет от инфаркта? Да, можно.
Как найти золотую середину? Наверное, следует овладевать технологиями. Существуют миллионы книжек по фитнессу, тренеры, спортклубы, причем есть разные методологии. Ты можешь в бассейн ходить, можешь в спортзал, можешь на йогу, можешь куда-то еще. Ты этим овладеваешь, советуясь с умными людьми, читаешь книжки, вырабатываешь для себя оптимальный стиль.
То же самое в тайм-менеджменте: есть миллион книжек, есть различные способы, различные техники. Не обязательно все брать, можно взять три — может быть, именно они тебе помогут. И ты чувствуешь, что эффективность твоя повысилась. Причем критерий такой же, как и в фитнессе: не должно быть чувства меганапряга, когда человек работает на износ, у него начинает портиться здоровье, нет времени на отдых, на расслабление, на свободное общение, нет времени на нецелевые вещи. Есть такие биороботы: четкие понятные планы, четко сформулированные цели, ничего человеческого в этом уже не осталось.
И есть, наоборот, расслабленные, расхлябанные Вассисуалии Лоханкины, которые лежат на диване, и у них очень высокие помыслы, которые ничем не заканчиваются. А кормит их жена. Два достоинства было у жены Вассисуалия Лоханкина — грудь и служба.
Нужно найти середину между Лоханкиным и абсолютным роботом. Как это сделать? Только пробуя, экспериментируя с разными нагрузками.


Для кого-то время — строчки ежедневника, для кого-то — многоликая стихия. Но если задача — потратить время на главное, то time-management нам необходим. Разобраться в ликах времени читателям ТД помогает Глеб Архангельский.


Личное время

— Чем для Вас является время?

— Для меня время — это некая стихия. Оно разное, как море. Оно может быть спокойным, может быть бурным. Я могу физически ощущать время как напряженное. Например, на прошлой неделе все болели, клиенты какие-то гадости говорили, ничего не складывалось, на кухне всё на пол падало, разливалось, разбивалось. Такое время надо просто перетерпеть, пережить.
Бывает, наоборот, время, когда всё парит, душа поет, делается хорошо, работается замечательно. Бывает созерцательное время. Ветка сакуры на солнышке закатном поблистала, и кусочек вечности промелькнул. Вот так, наверное. Время для меня — не только ресурсы. Есть, конечно, и такой аспект времени, который планируешь, бюджетируешь, который в OutLook’е на клеточки разбит, но это вызывает меньший интерес. Больший интерес у меня ко времени как к стихии. Есть время счастья, пришло оно или не пришло. Есть время общения — состоялось оно или не состоялось, или люди просто поговорили, а общения не было. Время, проведенное в общении, — особенное.

— Вы сейчас так красиво описывали, что я сразу вспомнил, что, например, у обитателей Крайнего Севера определений снега гораздо больше, чем у жителей средней полосы.

— Да, то же самое для времени.

— А сколько категорий времени выделяете Вы?

— Я Вам уже штук восемь сейчас назвал. У меня в ранней юности были литургические штудии: я пытался выявить в различных богослужебных последованиях некую систему. Почему Типикон предписывает тогда — это, а тогда — то? Это было любопытно. Я провел довольно большое исследование; появилось понятие неких сюжетных линий, которые условно можно сопоставить с гласами. Например, второй глас — с таким оттенком, акцентом, шестой — немножко с другим, восьмой — с каким-то еще. И в музыке, и в текстах, и в том, в каком празднике какой глас появляется, это видно. Наверное, можно выделить много таких оттенков. Время радости, время грусти, время действия, время бездействия, время созерцания, время каких-то разных настроений. Главное — успеть!

— Есть ли предел совершенству в тайм-менеджменте?

— Давайте начнем с определения того, что такое тайм-менеджмент. Я определю так: тайм-менеджмент — это как потратить время на главное. Не то, как вести ежедневник, как пользоваться OutLook’ом, как распорядок дня составлять, а именно — как потратить время на главное. Причем как в аспекте всей жизни нужно понять, что для тебя главное, а что второстепенное, так и в плане чисто техническом: как спланировать день, как сделать так, чтобы в нем нашлось время на главное, а второстепенное, может быть, осталось бы за кадром. И в этом смысле предела совершенству, конечно, нет.
У меня есть очень интересный тайм-менеджерский пример — я думаю, он будет близок аудитории «Татьяниного Дня». Очень известен богослов и литургист протопресвитер Александр Шмеман. Я читал его дневники и как большой любитель литургики плакал, обливался горючими слезами. 20% дневника — о том, как плохо организована работа, как она раздергана на кусочки. Тут позвали — не смог отказать, тут — выступил, тут — с какими-то проблемами возился, которые не ему бы надо решать.
Есть вещи, которые чисто техническими путями могли быть решены. Если сделать проект настройки секретариата и контроля поручений, у него освободился бы час в день. Чисто технически, без всяких высоких смыслов.
Есть там один абзац, который меня добил. О том, что хотелось бы до конца жизни успеть написать по богослужебному году штук восемь книжек. Мне так было горько и обидно, что не был настроен контроль поручений и что не написал он эти книжки! С одной стороны, очень жалко, потому что никто, кроме него, так сильно этих книжек не напишет. Со времен Скабаллановича и Шмемана людей, которые способны нечто подобное написать, я не знаю.
С другой стороны, я понимаю, что главное он успел, потому что о Литургии дописал, причем уже буквально на смертном одре. Думаю, не зря его эта болезнь свалила в последние полгода жизни. Он лежал в больнице семь или восемь месяцев и как раз, насколько я понимаю, дописывал последние главки, причем книгу он писал лет 8 или 10, самую знаменитую — «Евхаристия: Таинство Царства». С одной стороны, он многого не успел из того, что именно от него хотелось бы. Что он не ответил на письмо или не успел с кем-то встретиться — Бог с ним. А такие вещи, действительно существенные, которые бы миллионы людей прочитали, что-то поняли для себя в богослужении…
С другой стороны, я понимаю, что главное он успел — «Евхаристию» дописал. Там дата — ноябрь 1982, вот в ноябре 1982-го он и умер. И как сказать: было ли у него совершенство в тайм-менеджменте? С одной стороны, главное он успел, с другой стороны — совершенства не было, потому что мог бы успеть больше, лучше, просто зная некие методы, которые мы сейчас знаем, а он тогда не знал.

Time-management для детского сада

— Жизнь стремительна и непредсказуема. Организовывая свой рабочий день жестко, вообще строя жестко свою жизнь, мы, естественно, жертвуем какими-то случайностями, экспромтами, в которых заключено много значимых для нас возможностей. Допустим ли компромисс со временем? Как учесть непредсказуемость обстоятельств этого мира?

— Есть такой стереотип — убеждение, что организовывать время — значит планировать его жестко. Многие у нас на тренингах говорят: «Я пытался, я планировал день по минутам». И никто не знает, потому что в школе этому не учили, что планировать и составлять распорядок — это две большие разницы. Например, если не рассматривать длинные периоды, а только день, действует очень простой принцип: должно быть расписано не более 60% рабочего дня.
Совершенно официальная теория тайм-менеджмента (причем еще западного, классического, жесткого немецкого и датского) говорила, что 40% времени должно оставаться: 20% на внутреннюю спонтанность (пришла идея — надо ее отработать: муза посетила, немного посидела и ушла) и 20% — на внешние непредсказуемые обстоятельства. Я бы сейчас, может, даже больше закладывал — 50% на 50%. Я стараюсь больше одной-двух встреч в день не планировать, чтобы оставалось достаточно много свободного времени. Это первое.
Второе — то, чему мы как раз учим на тренингах людей. Вспоминаются греческие слова «хронос» и «кайрос», наверняка нашим читателям известные. «Хронос» — привычное нам линейное, измеримое, однородное время. Именно для упорядочения этого времени предназначены обычные ежедневники. Второе — «кайрос», удобный момент; время, подходящее для осуществления конкретного замысла. Стереотипное представление о планировании — это «хронос»: пятница, 17.00. А есть время «кайрос»; например, вам позвонил клиент со своим вопросом, и это был бы благоприятный момент вспомнить что-то, что к этому клиенту относится. Но вы об этом не вспомнили. А если бы в OutLook’е была создана категория «Клиент» или в ежедневнике была закладка «Клиент», ее можно было бы открыть и увидеть актуальную задачу. Подобные связи: будучи в таком-то месте, могу сделать то-то; будут такие обстоятельства на рынке или в государстве — могу то-то. Это время «кайрос», и мы учим его отрабатывать. На каждый «кайрос» имеется свое досье: в ежедневнике, в OutLook’е, в Excel’е, на доске, просто на стене. Соответственно, в нужный «кайрос» вспоминается нужная задача. Это один из примеров гибкого планирования, который показывает, что организация времени — это не попытка зажать себя в распорядок. Собственно, распорядок применим в четырёх организациях: в тюрьме, в монастыре, в концлагере, в школе или детском саду.

— В больнице.

— Наверное, и в больнице. То есть в очень специфических организациях, у которых очень специфические задачи. Поэтому для монастыря и можно расписать, как в Типиконе: полунощница, утреня, первый час, третий час, шестой, девятый, вечерня и т.д. То же самое в пионерском лагере. В деятельности, не связанной с функционированием жестких закрытых организаций, неприменим настолько формализованный график. Могут быть какие-то элементы распорядка. Например, каждый понедельник в 11 планерка.
А есть элементы по определению гибкие. Нужна встреча — провел встречу. Не нужна встреча — не стал ее проводить. И план зачастую вообще не нужен, а нужен просто список задач. Например, у нас было такое упражнение в школе тренеров — точнее, интеллектуальный эксперимент. Как будет выглядеть тайм-менеджмент для детского сада в трех фразах? Мы сформулировали так: дети, надо записывать дела. Список дел в одном месте, четко написанный — это уже великая вещь, великий тайм-менеджмент. Обычно всё это размазано по голове, по OutLook’у, по стикерам, по почте, и в итоге совершенно непонятно, где всё это разложено.
Второе: дети, надо выделять главные дела. Выделил красненьким два дела из списка — уже молодец, уже великий тайм-менеджер.
И третье: надо доводить дела до конца. Как раз та самая мотивация: взял приоритетное дело — будь любезен его доделать. Это, собственно, и есть тайм-менеджмент. Тут ни слова о том, надо ли эти дела жестко привязывать ко времени. Это вопрос технический. Если у вас встреча — понятно,

Вот тебе, бабушка, и time-sheet…

— Каково Ваше отношение к таймшиту как к инструменту и к практике его применения?

— Мы говорили о планировании, сейчас поговорим об учете. Есть понятие «самохронометраж». Я хочу больше успевать, и я решил прохронометрировать свое время. Это очень полезная техника. Она довольно жесткая, тяжелая в исполнении. Надо действительно записывать в течение дня, что ты делаешь; это минут 10–15 потребует, разбитых на короткие моменты, когда ты останавливаешься.
Это требует предельной честности, потому что, возможно, придется записать, что 60% времени «вылетало в трубу». Это фантастически полезно; некоторые люди ведут его довольно долго. Я хронометраж веду лет десять в OutLook’е, и как-то не надоедает. Иногда пытаюсь бросить, но понимаю, что для меня это очень хорошая мотивация. Напишу: «с 14 до 15 часов разгребал бизнес-почту» — и понимаю, что это только изображение бурной деятельности. Или я напишу, что за этот час сделал какой-то документ или написал главу книги.
Другой вопрос — применение таймшитов в корпоративной практике. Здесь всё немножко сложнее. Есть множество случаев, когда руководство пытается это насильственно ввести, а люди радостно делают отписки. Русские люди всегда умеют написать что нужно — красиво и убедительно. Я не сторонник таких вещей.
Если делать обязательный корпоративный хронометраж, то это тоже требует определенных техник, донесения до сотрудников: для чего это, почему, как это делается. Нужен и контроль достоверности. Это не банальная корпоративная технология и не самое первое из того, что надо внедрять в корпоративном тайм-менеджменте, не то, с чего следует начинать, работая со временем подчиненных.
Есть таймшиты в фирмах, чей бизнес целиком завязан на учёт времени: юридический бизнес, консалтинговый, где продаются, собственно, эти часы. У нас, например, самый захронометрированный отдел в компании — это отдел консалтинга. Причем не столько захронометрированный, сколько запланированный. Глядя в их график, понимаешь, что их распорядок гораздо более плотный, чем мой. Он всем доступен, в OutLook’е его все видят, потому что, собственно, время — это то, что продается. И понятно, что этим товаром надо распоряжаться. У других отделов такого нет, потому что нет такой значимости времени именно как продаваемого ресурса.
Таймшиты, если говорить о личном учёте, я считаю исключительно полезными. Опять же, без фанатизма, как и всё остальное. В корпоративном варианте это требует отдельной методически правильной проработки: это довольно острый инструмент, не надо швыряться ножиками просто так, походя. Если уж решил что-то отпилить, то надо ножик правильно подобрать, правильно наточить.

Время свободного человека

— Есть ли в жизни зона, которая абсолютно свободна от планирования времени?

— Как установите, так и будет. Я бы вообще жестко не разделял, где есть планирование, а где его нет. Вот простой пример. Можно раз в неделю ходить на Литургию. Это совершенно жестко определенное время, понятное, известное. Оно отличается, может быть, в какой-то праздник: не утром, а ночью. Что внутри этого времени происходит — это какие-то абсолютно нелинейные вещи, там планирование неприложимо.
Дано тебе какое-то устремление, не дано, чувствуешь ты там что-нибудь, не чувствуешь, молишься ты, не молишься, просто стоишь, переживаешь — неизвестно. Внутри жесткой рамки могут происходить разнообразные вещи. Может вообще не быть никакого запланированного дела, спонтанность. Проснулся и понял: брошу всё и поеду во Владивосток. Есть люди спонтанные, которым это важно. Без всяких причин — просто так случилось. Кому-то важно планировать. Как это — всё бросили и поехали? Надо приготовиться.
Так что отступление от планирования возникает, я бы сказал, там, где возникает вопрос общения. Общения что с человеком, что с Богом, что с собой. Рамка какая-то есть, время для общения выделено, а дальше начинаются некие таинственные процессы. Нашли вы контакт или не нашли? Опять же: с человеком, с Богом, с аудиторией. Наверное, здесь не запланируешь. Можно назначить время встречи, но произойдет ли эта встреча — ты не знаешь, потому что это зависит не только от тебя.

Узнать еще больше о тайм-менеджменте Вы сможете из книг Глеба Архангельского. Заказать БЕСПЛАТНО!


Rambler's Top100

О сайте О компании Школа Работа 2.0 Все статьи Карта Поиск Контакты

© 2000 - 2012 Архангельский Г.А.

Правовая информация